loader image

 

Старая версия сайта - https://oldd.vin-souz.ru/

Борис Титов: Кубани нужен не только винный туризм, но и винное жительство

Владелец винного дома «Абрау-Дюрсо» и бизнес-омбудсмен Борис Титов в эксклюзивном интервью РБК Юг рассказал о рынке игристого, инвестициях предприятия, новых поправках в закон о виноделии и положении предпринимателей в 2022 году

Фото: Олег Яковлев / РБК

—  Я бы хотела начать с «Абрау-Дюрсо», с крупнейшего в России производства игристых вин. Какова доля отечественного игристого на российском рынке сейчас? Как эта доля может измениться в ближайшем будущем, учитывая новую экономическую и геополитическую обстановку?

—  Импортные игристые вина в России всегда занимали небольшую долю рынка.

—  Насколько небольшую?

—  В основном, в сегменте дорогого шампанского. В более доступных сегментах борьба шла и идет между отечественными производителями. И рынок за последнее время рос именно за счет них.

В категории игристых вин (именно так, как их определяет новый закон о виноградарстве и виноделии, то есть сделанных из свежего винограда или виноградного сусла) «Абрау-Дюрсо» сегодня самый большой производитель ? мы занимаем порядка 30–40% рынка.

Но есть еще так называемые игристые винные напитки. Их продаваемый объем огромен. Например, есть такой Santo Stefano, сделанный на базе яблочного сырья. Он сегодня абсолютно обгоняет всех по количеству бутылок и по финансовым показателям. Это, повторюсь, винный напиток, самое простое, что можно сделать и это даже не настоящее вино. Но молодежи нравится.

—  Получится наращивать свою долю и дальше, как думаете?

—  Мы каждый год растем. В прошлом году больше, чем на 10% к предыдущему периоду, в этом уже больше, чем на 30%. Сегодня нас сдерживает только количество сырья, т.е. российского винограда, потому что производить продукт, который считался бы вином, мы можем только из него.

—  Вы планируете расширять площади под собственные виноградники?

—  Мы недавно сделали большое приобретение ? это винодельня «Юбилейная», которое сразу дало нам доступ к 3,5 тыс. га виноградников. Пока что себя обеспечили. Кроме этого, у нас есть еще большое количество земель в Анапском районе, где мы расширяем виноградники примерно по 100 га каждый год. Через 4-5 лет виноград войдет в период созревания, так что сырья станет больше.

— Во сколько обошлась «Юбилейная»?

—  Можно посмотреть на наш финансовый баланс, и там практически все видно.

—  По поводу экспорта. Мы говорили с некоторыми экспертами, которые считают, что нужно переориентировать потоки экспорта вина ? возможно, на Китай и азиатский рынок. Что вы об этом думаете?

—  Я вас должен огорчить. Ни одна из российских виноделен ? ни в игристом, ни в тихом вине ? пока не имеет существенного объема экспорта, поэтому переориентировать ничего не надо. Тем более, что и раньше в Европу не было никаких поставок. Если и поставлялось какое-то вино, то прежде всего в страны СНГ, Казахстан, Беларусь. В Китай сегодня более-менее начались поставки. В Израиль кое-что продаем, в Великобританию, но немного.

Переориентироваться не приходится, а вот развивать восточное направление, конечно, нужно. Сегодня качество российского вина уже стало таким, что оно заслуживает, чтобы его пили в гораздо большем объеме. На Западе сейчас вряд ли начнут пить его больше, но на Востоке – точно.

—  По разным оценкам, с российского рынка ушло около 30% импорта. Насколько отечественные производители готовы заместить его своей продукцией?

—  Все зависит от сырья. Как я уже говорил, в рамках закона о виноградарстве и виноделии вином может считаться только продукт, сделанный из российского винограда. Но, к сожалению, пока что количество винограда, которое мы выращиваем и можем использовать для производства вина, серьезно ограничено.

Ассоциация виноградарей и виноделов России (АВВР) ведет очень большую работу по созданию карты виноградников с помощью полной космической аэрофотосъемки. В отдельных регионах их количество, так скажем, завышалось, потому что под каждый гектар выделяется субсидирование. И размер субсидий иногда не соответствовал реальному количеству собираемого винограда. «Отечественного» вина в России по-прежнему больше, чем виноградников. Здесь надо наводить порядок. Теперь каждый куст будет известен и будет учтен.

А когда будет известно, сколько их на самом деле, и меры господдержки можно будет оказывать точнее и эффективнее.

—  А какого мнения вы о виноградниках Краснодарского края?

—  В нашем регионе их больше, чем где бы то ни было в стране. Больше, чем в Крыму, больше, чем в Дагестане. Мы производим основную часть вина в России. И я должен сказать, что и по количеству, и по качеству. Если говорить о количестве, то это такие огромные компании, как «Кубань-Вино», у которой больше 10 тыс. гектаров виноградников, «Фанагория», то же самое «Абрау-Дюрсо».

Но есть и уникальные винодельни, с площадями от 2 до 100 га, где производят уникальные вина, побеждающие на очень многих конкурсах в России и за рубежом. «Лефкадия», «Сикоры» и им подобные ? это элита российских вин.

Мы с большим уважением относимся к виноделам из других регионов, но пока Краснодарский край остается лидером в отрасли.

—  С тем темпом, который существует сегодня в расширении банка виноградников, когда будет удовлетворен спрос российских виноделов в материалах?

—  Вплоть до прошлого года мы думали, что спрос на наши вина соответствует количеству выращенного винограда. Но в 2022 году наблюдается резкий рост потребления российских вин, у всех идет увеличение поставок уже с начала года. Даже самые маленькие винодельни, которым было сложно с продажами, в этом году уже все распродали.

Так что в этом году опять волнуемся. Просто выращивание виноградников занимает время, только на четвертый год можно говорить об урожае. Я думаю, что сегодня очень многие будут смотреть, искать, покупать виноградопригодные земли и высаживать новые виноградники. Мы это делаем в Анапском районе, плюс еще докупаем часть винограда в России у других производителей. Мы считаем, что нам хватит.

—  На какой объем продукции вы рассчитываете?

—  45 млн бутылок. Мы еще купили в Азербайджане завод ? AzAbrau, и часть производства вин мы переводим туда. Т.е. если не хватит сырья, мы будем делать их там из азербайджанского винограда и поставлять по импорту в Россию. Это удобно, потому что в отличие от других стран Азербайджан имеет специальное соглашение с Россией, и вина не обкладываются импортной пошлиной.

—  За какую сумму был куплен завод в Азербайджане?

—  Мы приобрели его на тендере чуть больше, чем за €1 млн. Кроме того, у нас есть инвестиционные обязательства на €2,3 млн, но мы их уже перевыполняем.

—  Как вы оцениваете урожай этого года? Уборка уже стартовала. Я знаю, что пробы снимают уже с первого винограда. По этой пробе можно судить о качестве всего урожая.

—  Еще сложно судить, пока можно только предполагать. Но, по всем данным, урожай обещает быть хорошим. Этот год был очень неплохой с точки зрения погоды. Если прошлый год был влажный, до этого сухой, то сейчас более-менее баланс тепла и влажности был хороший, гроздь налилась. Мы видим, что ягоды в этом году много. Но конец августа обещает быть жарким, и нам надо очень быстро собирать виноград, чтобы он не перезрел и не увялился из-за этой жары.

Наша задача собрать 8 тыс. тонн винограда. Мы уверены, что ее выполним.

—  Давайте поговорим про внесение изменений в закон о виноградарстве и виноделии. Речь шла о разрешении строительства на винодельнях объектов капитального и некапитального строительства. Какого эффекта можно ждать для отрасли в случае принятия поправок?

—  Если они будут приняты, винный туризм получит новый импульс, потому что люди смогут жить непосредственно рядом с виноградниками в гостинице или в глэмпинге, что называется, будут видеть лозу из окна.

Но есть и другое направление, оно пока что скорее потенциальное. Я бы назвал его «винным жительством». В его рамках любой желающий сможет приобрести свои несколько гектаров и попробовать себя в роли виноградаря. На Западе это называется шато, у нас – усадьба. Вопрос переработки собранного сырья, конечно, предстоит решать, но главное – что это будет свобода, это будет удобство, это будет какая-то новая жизнь. Поэтому и виноградников станет больше. И это будет хорошим двигателем для всего виноделия в России.

—  Как вы оцениваете общую экономическую ситуацию на Юге, в частности в Краснодарском крае? Очень много магазинов, бизнесов закрывается в 2022 году. Что происходит с бизнесом? Каков процент выживания в регионах Юга?

—  У меня нет статистики по Югу, но мы проводили соцопрос по России. В начале года 3% заявили о закрытии бизнеса, это немного. Конечно, сейчас их количество увеличивается. Это связано, конечно, с уходом иностранцев, поэтому закрыты и магазины в торговых центрах.

Вместе с тем я думаю, что Кубань имеет очень хорошие шансы закончить год с лучшими результатами, чем другие регионы России. Потому что два основных сектора, которые развиваются на Кубани наиболее успешно, ? это сельское хозяйство и туризм, кроме того, транспорт, порты ? все эти три направления показывают серьезный рост, а не падение. В сельском хозяйстве все хорошо, урожай будет, как говорят, самый большой за всю историю.

В туризме, вот сегодня только смотрел отчет по «Абрау-Дюрсо», несмотря на то что аэропорты закрыты ? и Анапа, и Геленджик, и Краснодар, ? мы перекрыли уже прошлый год. В прошлом году мы приняли где-то 150 тыс. туристов ? это меньше, чем раньше, пандемия нас подкосила, но тем не менее. Сейчас, слава богу, мы работаем на полной скорости.

—  На полных мощностях сейчас работают многие отрасли, но эксперты прогнозируют, что к концу года возможен экономический регресс. Что вы об этом думаете?

— Пока нет оснований. Мы все очень боялись, после событий февраля строили какие-то апокалиптические сценарии, что встанут многие вещи, что не будет оборудования, что логистика нас подведет: Maersk ушел, нет контейнеров. Но пока все более-менее, по крайней мере в нашем регионе, в основном хорошо. Трудности есть, но не непреодолимые. Мы в Абрау, например, строим новую гостиницу на 110 номеров, должны были 1 сентября сдать, но, к сожалению, задерживаем сдачу. Не можем часть оборудования привезти с Запада. Американцы нам не поставили чиллер для кондиционирования воздуха, хотя обещали. Пришлось перезаказывать в Турции. На это уходит время, но надеюсь, что до конца года гостиницу введем.

Да, есть проблемы у металлургов, большие проблемы у переработчиков леса, конечно, в автомобильной отрасли, но они все не в Краснодарском крае. Конечно, торговые центры у нас, как и везде, показывают минусы, потому что уходят компании. Но тем не менее, в целом мы растем, несмотря на все негативные прогнозы.

Источник: https://wineretail.info/vino/2022/08/25/boris-titov-kubani-nuzhen-ne-tolko-vinnyij-turizm-no-i-vinnoe-zhitelstvo/