loader image

 

Старая версия сайта - https://oldd.vin-souz.ru/

Про «нуво» и «молодое»

К оценке любых явлений на винном рынке (как и любом другом) лучше подходить, вооружившись цифрами. В последние пару недель несколько человек спрашивали с тревогой «а как же мы без Божоле Нуво?» Такое ощущение, что это супер-популярный и жизненно-необходимый рынку продукт. Между тем, в 2021 году в Россию было ввезено 302 000 литров вина из Божоле, из которых на Нуво приходилось 176 000 литров (это объём примерно 0,06% от общего объёма ввоза тихого вина – исчезающе малая погрешность), а оставшийся объем – вина аппелласьонов Вилляж и Крю Божоле. Прямо скажем, объём небольшой. Не то, что в середине 2000-х, когда красное вино с запахом бананов и прочими оригинальными особенностями органолептики рекой лилось в HoReСа – от клуба Rай до «Шоколадницы». В этом году, по нашим прогнозам, будет снижение. Потому что привоз Нуво – это, в первую очередь, логистическая задача.

«Большая часть его как правило продаётся в течение недели после самой даты, остатки выпиваются до нового года и в саму новогоднюю ночь – как самое веселое красное вино», – рассказал директор по импорту LADOGA Дмитрий Журкин.

Короче говоря, опоздал с привозом – «пролетел» с продажами. А с логистикой сейчас известно как. Всё медленней обычного. Правда, LADOGA проблему решила с помощью собственного логистического склада на территории России (а не Прибалтики), где вино маркируют уже после пересечения границы. Тут у LADOGA есть повод для гордости: «вино покинуло ЕС 18 октября, а 25 октября с федеральной маркой было уже на нашем складе в России». Тем не менее, объём ввоза и у этой компании с её замечательной логистикой снизился прилично: в 2020 году ввезли 17 500 литров, в этом на 4000 литров меньше. И всё это «капли в море», которые у других импортёров будут ещё скромнее.

Божоле Нуво – это полностью сконструированный маркетинговый продукт, который «выстрелил», благодаря английским журналистам, устроившим и описавшим гонку с доставкой молодого вина из Божо в Лондон (эта история хорошо рассказана у Оза Кларка). Как  объяснял один наш французский знакомый, «для самих французов идея праздновать Нуво выглядит так же странно, как праздник «дирола» из свежего урожая мяты». Это история для внешнего рынка и без маркетинговой поддержки она будет затухать и дальше, к тому же подорванная ковидом, когда вообще все массовые праздники были ограничены.

Ну, а что же российские аналоги? Ведь понятие «молодое вино» теперь закреплено законодательно.

С Божоле Нуво, вроде бы, разобрались. В Россию оно уже приехало и в продаже будет. В количестве очень небольшом, но на две столицы и крупные города точно хватит. Любителям этого винного жанра не о чем беспокоиться.

А что же наши аналоги? В конце концов, сделать легкое красное вино с карбонической мацерацией (это когда сок винограда на начальном этапе бродит внутри целой ягоды) не такая уж невыполнимая сложная задача, многие эту технологию уже освоили. Делают у нас такого вина уже в 2-3 раза больше, чем ввозят. Как сообщило  Роскачество, производство «молодого» вина подросло: с 240 000 в 2021 до 370 000 литров, по прогнозу на 2022 год, но большая часть этого объёма приходится на одного производителя – «Кубань Вино», у которого «молодое» – это отдельный проект уже несколько лет.  Красное «молодое» в этом году будет выпущено в количестве примерно 200 тыс литров, остальное – игристые, которые тоже «молодые» по закону.

Другие винодельни, похоже, опасаются идти в эту нишу. Дело в том, что понятие «молодое», закреплённое в 468 законе, предполагает две вещи: выход вина на рынок в год урожая и реализацию в течение 90 дней после завершения брожения. Это значит, что всё «молодое» надо продать максимум до 31 марта, а это такое обременение, на которое  может пойти только очень уверенная в своих продажах компания. Один из производителей легких игристых мускатов с маркировкой «молодое» – «Мильстрим» сообщил нам, что выпустит своё вино уже в январе (встревоженные поклонники вина Анжелики Варум могут утешиться). В январе, это значит, что не стали играть в «молодое», при том, что у «Мильстрима» своя большая сеть – планирование продаж может быть достаточно четким. Фактически из «молодого» это вино переходит в категорию «ординарного», зато без ограничений по срокам продаж. Некоторые недорогие марки игристых, на которые уже сейчас идет вино урожая 2022 года, по закону, также окажутся «молодыми», но это другая история, не про праздники урожая.  Продадут это игристое до Нового года, никто и не заметит его «молодости».

Если резюмировать, тренд на «нуво» с рынка уходит, а альтернативный на российское «молодое» не сформирован. Мы же помним, что «нуво» – это не столько про вино вообще, сколько про маркетинг. Один-два российских производителя – это ещё не тренд, такие проекты можно тянуть только коллективно.

Такая вот, при ближайшем рассмотрении, “вечная молодость”.

Источник: https://wineretail.info/vinotorgovlya/pro-nuvo-i-molodoe-2022-11-13.html