loader image

Как образовался избыточный (относительно прошлых периодов) запас вина?

Три четверти ответа — это психология. Примерно до мая 2022 года рынок считал, что импорт вина «кончится». Курс вырос, но импорт не остановился, как это было при прошлых валютных скачках (что крайне удивило зарубежных контрагентов). Импортёры и торговые сети закупали всё, до чего могли дотянуться, практически при любом курсе и за любые деньги. Когда курс упал и вино завозили потому, что «кончится хорошая цена» или «ещё чего-нибудь случится». Инерция этого ощущения продлилась и в первом квартале 2023 года.

Вторая часть ответа — бурный рост внутреннего производства вина. Потому, что «кончится импорт и всё купят». Откуда рекордный объем взялся в 2022 году, при не очень хорошем урожае 2021 года, который зафиксировал ряд крупных хозяйств Тамани и Южного Дагестана, это вопрос дискуссионный. По выражению одного из байеров федеральной сети, «сформировался рынок «соседского винограда». Кого не спроси: «откуда у вас сырье?», отвечают: «у соседей купили».

В ожидании дефицита, дистрибьюторы  и сети контрактовались по отечественному вину в первом полугодии, не глядя на цены и не очень-то капризничая по качеству. И это создало опасную иллюзию у тех производителей, кто не помнит, что было на рынке в 2015-2016 годах. Были отменены ценовые промо, подняты отпускные цены, ужесточились условия поставок. На этом фоне странными казались виноделы, которые не спешили вкушать плоды внезапной популярности и говорили о необходимости сдерживания цен для покупателя. Такую позицию занимали достаточно востребованные в розничном сегменте бренды разного масштаба: «Золотая Балка», «Мысхако», «Гай-Кодзор», «Кубань — Вино» и другие. Мы в прошлом марте-апреле публиковали несколько таких заявлений, полистайте канал.

Время показало дальновидность такой политики. Российская логистическая отрасль продемонстрировала фантастическую гибкость, а бизнес такую же изобретательность в плане платежей и поиска источников товара. Часть алкоголя начали маркировать в России (чего рынок ждал с 2006 года), поехал параллельный импорт.

В 4-м квартале 2022 года показатели ввоза вина оказались рекордными. Причем, всего завезли с запасом даже к «тучному» 2019 году. Лучшие динамические показатели демонстрировала Грузия, в первом квартале побившая вообще все разумные рекорды (о главной причине этого безудержного праздника грузинского виноделия в России напишем отдельно).

При этом, урожай 2022 года в России был очень и очень хорошим и по количеству, и по качеству. Всех объемов стока по российским винам мы себе представить пока не можем. Это вино ещё не попало в статистику, потому что оно не разлито в бутылки (в этот момент оно проходит через ЕГАИС). Оно стоит в ёмкостях. А ёмкости эти не позже конца июля надо освободить, потому что созреет новый урожай. При том объеме вложений, которые сделаны сейчас в наши виноградники и в производство, это создаёт исключительно опасный «узел напряжения» на рынке. Идут серьезные разговоры о мощных протекционистских мерах, которые должны сместить фокус рынка обратно — с импорта на российское вино.

В импорте, между тем, ситуация ровная — вино едет. Урожай в Европе и даже в Новой Зеландии был приличный. По некоторым позициям дефляция (мировой рынок, за исключением супер-премиума, по вину также перегрет), цены на газ в ЕС снизились, а вместе с ними и себестоимость стекла и, отчасти, упаковки (именно «сухие комплектующие» больше всего влияли на цены).

Обстановка сложилась довольно нервная. Товарные запасы продолжают расти, а спрос нет. Многим хотелось бы продавать вино в категории 800-1500 рублей, а продается, в основном до 600 (а лучше по 299-399). Часть отрасли российского виноделия может оказаться не в лучшей ситуации (как уже было в 2009-2010, а потом в 2016-2017 годах).

Источник: https://wineretail.info/vinotorgovlya/wr-kak-obrazovalsya-izbyitochnyij-otnositelno-proshlyix-periodov-zapas-vina-2023-06-07.html