loader image

Индекс профицита. Как товарные запасы влияют на рынок вина

На рынке вина явное оживление деловой активности. Свидетельство тому – выставка «Продэкспо», год назад дышавшая на ладан своей винной экспозицией. Стенды взяли компании, не стоявшие в «Экспоцентре» лет по 15. К переговорным столам отдельных участников рынка (хотя далеко не всех) были очереди.

Что происходит? На каком уровне сейчас сохраняется профицитное предложение вина, проблема которого была озвучена WR в начале 2023 года? Что будет дальше с предложением и спросом? Версии приводит в своей колонке дежурный #РеалистWineRetail, ведущий аналитик WR Антон Носов.

Что такое профицит?

Вот уже больше года мы говорим о профиците товарного предложения на рынке вина. Такая ситуация сложилась по итогам 2022 года и достигла пика в первом полугодии 2023 года. Товарный сток на рынке существует всегда. Средний переходящий остаток винных запасов мы оценивали в 80-100 млн литров. Этот «буфер» необходим рынку: идет движение товара от границы и с российского юга на РЦ сетей, товарный запас стоит на полках больших магазинов, глубина которых достигает 6-8 бутылок одного вида. Считается профицит просто: сумма производства и импорта за конкретный период минус продажи. Его можно оценивать по итогам годовых периодов, но более точные оценки даёт оценка по кварталам. На диаграмме 1 хорошо видны пики и провалы товарных запасов. Локальные дефициты возникали в 2020 году, когда продажи в ковид были высокими, а импорт и производство осложнены карантинными мерами, а также в 2022 году – провал в импорте из-за введения санкций.

Почему сток стал избыточным?

Страшный сон ритейлера – пустая полка. В начале 2022 года были все основания думать, что товара не хватит (и не только вина). Низкий курс доллара и психология стимулировали ввозить больше. Одновременно росло производство. Для российских виноделов конъюнктура была (или казалась) благоприятной на долгосрочную перспективу. К концу 2022 года сток был на 60-80 млн литров выше средних значений предыдущих лет. При этом импорт не остановился, а рос ещё несколько месяцев – до максимальных значений, по итогам первого полугодия 2023. При этом производство замедлилось не сразу, и тоже росло примерно до июня. Рыночный сток, с учетом оценок по остаткам в емкостях виноделен хорошего урожая 2022 года, вырос до 220-240 млн литров. Настроения на рынке накалились, особенно сложно было дистрибьюторам. «Лишнее» вино начали сливать. Причём с крупными игроками за низкую цену начали конкурировать и небольшие виноторговые компании, стремившиеся превратить избыточный товар обратно в деньги.

Что сейчас?

Настроение рынка охладило повышение пошлин с 1 августа 2023 года. В последующие месяцы импорт рухнул. Но и производство тоже не выросло. Далеко не все сети сразу сообразили, что пора идти за контрактами к российским винодельням, чтобы получить хорошие предложения по цене и качеству. В итоге падение производства наложилось на падение импорта, а продажи вполне неплохо росли (по тихим винам +8% год к году). В декабре впервые случился локальный минус в этом балансе (продажи были больше суммы производства и импорта).

Импорт не подстегнули даже обещания поднять акциз. Курс евро выше 100 рублей и высокая ставка рефинансирования оставляет возможности делать запасы только единицам игроков. Но у крупных компаний свои проблемы – это ограничения в движении средств, которые накладывают крупные банки дружественных стран. Зато акциз может повлиять на рост производства. Далеко не все российские виноделы готовы рискнуть и не закладывать акциз в себестоимость. Поэтому будут пытаться разлить и отгрузить хотя бы часть своего стока вина до 1 мая.

Что дальше?

Производство будет расти в ближайшие месяцы. Такой прогноз был озвучен WineRetail в деловой программе «Продэкспо». Вышедшие двумя днями позже данные статистики за январь это подтверждают. Производство перезапускается. Что касается стока, он снизился до «нормальных» среднегодовых значений в 80-100 млн литров годового переходящего остатка. На рынке есть еще статистический запас, но самые ходовые позиции вымываются. От распределения товара рынок переходит к его поиску. Отсюда и оживление переговоров.

Ключевая задача управляющего винной категорией в такой ситуации – сохранить скорость генерации дохода в привычных для покупателя сегментах 350-600 рублей (покупатель-то пока не в курсе происходящих изменений в пошлине и акцизах). Главное – выиграть время на перестройку ассортимента. По мере реализации прошлогодних стоков импорту пролезать в эти сегменты будет все труднее и труднее, и только через глубокие акции. Российских производителей, которые могут решать такую задачу с нужным уровнем качества, в этих сегментах не так много, но они есть, запасы вина у них тоже пока есть. Самые быстрые сети, которые сумели в августе-сентябре правильно оценить эффект от поднятия пошлины и в это же время начали поиск объёмов у российских производителей и их контрактование на 2024 год, смогут относительно безболезненно перестроить ассортимент. Остальные будут работать с тем, что останется.

Возможен ли дефицит?

Дефицита вина не будет. Он возможен только в том случае, если спрос будет существенно превышать товарный запас. Вероятно изменение структуры продаж, в том числе в смежных категориях. Для покупателя, готового потратить на бутылку 1000 рублей и выше, многое пройдёт вообще незамеченным. Другие покупатели начнут чаще смотреть в сторону российского вина, а также других категорий напитков. И производство, и поставки сбалансируются спросом в период после 1 мая 2024 года. Новый рыночный баланс наметится ближе к осени.

Источник: https://wineretail.info/vinotorgovlya/wr-indeks-proficzita.-kak-tovarnyie-zapasyi-vliyayut-na-ryinok-vina-2024-02-13.html